“Село Грабово и его вариации” (6)

Борис Горбатов написал свои военные очерки про шахтеров (в т.ч. и про подвиг Якова Приходько) в период между сентябрем 1941 года и январем 1942 года.


И с двадцатью комсомольцами бросился в лихую и последнюю атаку. Это было в бою под Каховкой. К старой песне о Каховке поэты прибавят новые строки о коммунисте Русинове, павшем в бою.
В грозные военные дни огромной волной идут в партию бойцы и командиры. Еще крепче связывают они свою судьбу с большевистской партией. Они знают: быть коммунистом сейчас – трудное, ответственное дело. Они рады этой ответственности. Они знают: быть коммунистом сейчас – значит драться впереди всех, смелее всех, бесстрашнее всех. Они готовы к этому. Они не боятся смерти и презирают ее. Они верят в победу и готовы за нее отдать жизнь.
Такой народ невозможно победить. Такую партию победить нельзя.
1941 г., сентябрь
ШАХТЕРЫ
В ясную погоду навалоотбойщик Федорук видит родную шахту из своего блиндажа. 



А потом я был у разведчиков. И здесь тоже владели людьми великое нетерпение и жажда большой драки, и знаменитый командир полковой разведки забойщик Семен Комаров убежденно говорил Федоруку:
– Теперь, Федорук, скоро. Теперь скоро.
1942 г., январь
ГОРЫ И ЛЮДИ
1
Дождь над Черным морем. Дождь над горами. Дождь над дорогой. Крупный, тяжелый.

Статья неизвестного специального военного корреспондента (про подвиг Якова Приходько) опубликована (со слов руководителя поискового клуба “Подвиг“) в газете “Правда” 2-го февраля 1942 года.


На мысль об экспедиции натолкнула газета «Правда». «Одиннадцать часов» – называлась статья, в которой рассказывалось о героическом бое взвода автоматчиков с немецкими захватчиками. Бешеные атаки следовали одна за другой и откатывались, наткнувшись на снайперский огонь шахтеров. Тогда враги подожгли дом. Но и пылающий, он оставался крепостью. Суровым и непреклонным увидели читатели «Правды» 2 февраля 1942 года командира автоматчиков Я. Приходько. Он сказал тогда: «Ненавижу! Пока не уничтожим гадов захватчиков – не успокоюсь! Ненавижу!» На месте подожженного гитлеровцами дома остались лишь камни. Прошло время, и там, где совершился подвиг, мы сложили камни в памятник.

Мог её написать Борис Горбатов?

Только гипотетически. Дело в том, что очерк (про Якова Приходько) у Горбатова короче, чем у неизвестного специального военного корреспондента газеты “Правда”. Но это еще не всё. Яков Приходько был не главный в этой истории…


…но вся дивизия знала уже историю домика в Грибовке

У Горбатова – история домика в Грибовке. А в “Правде” от 2-го февраля 1942 года – история домика в Г.

Добавить комментарий