Демонтаж “Ромео…” (часть 2)

Напомню, что отчете Совета Безопасности Нидерландов (по расследованию авиакатастрофы малайзийского Боинга 777-200 рейса MH17) записано, что в аэропорту города Ростов-на-Дону находился азимутально-дальномерный радиомаяк VOR/DME с позывным RND (ROMEO, NOVEMBER, DELTA).

А теперь давайте внимательно прочитаем вот это решение суда.

И М Е Н Е М  Р О С С И Й С К О Й  
Ф Е Д Е Р А Ц И И  
Р Е Ш Е Н И Е
26.07.2011 г. Дело №А40-8222/11-141-63
 
Резолютивная часть решения объявлена «01» июля 2011 года. Решение в полном объеме изготовлено «26» июля 2011 года.
 
Арбитражный суд в составе: председательствующего судьи Дзюбы Д.И.,
при ведении протокола секретарем судебного заседания Науменко О.П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело
по искуФГУП «Госкорпорация по ОрВД»
к ответчику/заинтересованному лицу ОАО «Азимут»
3-е лицо: Росавиация
о взыскании 992 994 руб. 93 коп.
 
при участии представителей сторон:
от заявителя: Ивченко А.А. по дов. № 1.27-05567 от 01.06.2011 г., пасп.,
 Максимова А.Г. по дов. № 1.27-06291 от 21.06.2011 г., пасп., Артемьева Ж.В. по дов. № 1.27-01106 от 07.02.2011 г., пасп.,
от ответчика: Ахмедов С. М. по дов. № б/н от 11.05.2011 г., пасп.,
от 3-го лица: Колесников В.Н. по дов. № КМ1.14-2106 от 09.06.2011 г., пасп.,
 
УСТАНОВИЛ:
 
ФГУП «Госкорпорация по ОрВД» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с исковым заявлением к ОАО «Азимут» о взыскании с ответчика в пользу истца суммы договорной неустойки (пени) в размере 992 994, 93 рублей.
 
В ходе судебного разбирательства по делу, истцом было заявлено ходатайство об уточнении оснований исковых требований в порядке ст.49 АПК РФ, в котором истец дополнил мотивировочную часть иска ссылкой на нарушение ответчиком обязательств по Контракту, в виде нарушения п. 2.2 Календарного плана, в части сроков выполнения работ.
Заявленное ходатайство истца протокольным определением удовлетворено, требования приняты судом к рассмотрению в новой редакции.
Исковые требования мотивированны наличием у заявителя права на взыскание сумм договорной неустойки (пени) по Государственному контракту от 26.02.2008г. № ГК-29-10/В, в связи с ненадлежащим исполнением ответчиком условий договора в части сроков выполнения предварительно оплаченных работ.
Ответчик против удовлетворения заявленных исковых требований возражал по мотивам, изложенным в отзыве, в частности указал на неисполнение истцом встречных договорных обязательств, а именно непредставление разрешительной строительной документации на проведение соответствующих работ, что, в свою очередь, и вызвало нарушение сроков проведения работ.
Третьим лицом также были представлены письменные пояснения по иску, в которых последний полностью поддержал правовую позицию истца по спору, указал, что соответствующих заявлений о неисполнении истцом встречных обязательств по контракту в его адрес не направлялось, в связи с чем считал доводы ответчика необоснованными и подлежащими отклонению, а исковое заявлению удовлетворению в полном объеме.
Непосредственно исследовав все представленные по делу доказательства, заслушав пояснения представителей участвующих в деле лиц в судебном заседании, суд пришел к выводу об обоснованности заявленных требований и находит их подлежащими удовлетворению исходя из следующих обстоятельств.

Как следует из материалов дела, между Федеральной аэронавигационной службой (Росаэронавигация), ФГУП «Госкорпорация по ОрВД» (Истец) и ОАО «Азимут» (Ответчик) был заключен государственный контракт от 26.02.2008 № ГК-29-10/В (Контракт), а также дополнительное соглашение №1 от 28.01.2010 года и дополнительное соглашение №2 от 14.05.2010 года

В соответствии с п. 1.1 Контракта Ответчик обязан осуществить оснащение аэропортов Иркутск, Магадан, Волгоград, Краснодар, Самара, Ростов-на-Дону, Нижний Новгород доплеровскими азимутально-дальномерными радиомаяками DVOR/DME, включающее в себя следующие работы:

разработка, согласование, представление на утверждение Покупателю и обеспечению прохождения государственной экспертизы проектно-сметной документации (ПСД) на установку доплеровских азимутально-дальномерных радиомаяков DVOR/DME (рабочий проект); изготовление доплеровских азимутально-дальномерных радиомаяков DVOR/DME; доставка доплеровских азимутально-дальномерных радиомаяков DVOR/DME до ближайшей от объекта установки оборудования железнодорожной станции; выполнение строительных работ под устанавливаемые доплеровские азимутально-дальномерные радиомаяки DVOR/DME; выполнение работ по монтажу доплеровских азимутально-дальномерных радиомаяков DVOR/DME; подготовка специалистов Покупателя; выполнение работ по пуско-наладке доплеровских азимутально-дальномерных радиомаяков DVOR/DME; участие в приемо-сдаточных испытаниях, включая наземные и летные проверки; выполнение гарантийного обслуживания; выполнение послегарантийного обслуживания и ремонта доплеровских азимутально-дальномерных радиомаяков DVOR/DME в случае заключения Сторонами отдельного договора на послегарантийное обслуживание на ремонт.

Как установлено в ходе судебного разбирательства по делу, во исполнение п. 6.2.1 Контракта Истцом в качестве авансового платежа на расчетный счет Ответчика была перечислена сумма в размере 94 499 928 рублей 00 коп. и 8 311 055 рублей 40 коп., что подтверждается платежными поручениями от 05.03.2008г. № 13 и от 24.05.2010г. №1652.
В соответствии с п. 1.2 Контракта работы выполняются в соответствии с согласованными Сторонами и утвержденной в установленном порядке ПСД на установку, а также Календарным планом (Приложение № 1 к Контракту – в редакции дополнительного соглашения №2 от 14.05.2010) и техническим заданием (Приложение № 3 к Контракту). Согласно названному календарному плану Ответчик должен был выполнить работы: по этапу №1 (Иркутск): п. 1.4 в мае 2010, п. 1.5 в июле 2010, п. 1.6 в июле 2010; по этапу №2 (Магадан): п. 2.4 в июле 2010, п. 2.5 в сентябре 2010, п. 2.6 в сентябре 2010; по этапу №5 (Самара): п. 5.4 в июле 2010, п. 5.5 в сентябре 2010, п. 5.6 в сентябре 2010; по этапу №7 (Нижний Новгород): п. 7.4 в июне 2010, п. 7.5 в августе 2010, п.7.6 в августе 2010.

Однако, непосредственно исследовав представленные в дело доказательства, суд пришел к выводу о нарушении ответчиком договорных обязательств, исходя из следующего.

Как указано выше, работы в соответствии с п. 1.2. Контракта должны быть выполнены в объемах и сроки, установленные Календарным планом (приложение № 1 к Дополнительному соглашению № 2 к Контракту). Согласно названному календарному плану ответчик должен был выполнить работу по семи объектам: 1. аэропорт «Иркутск», 2. аэропорт «Магадан», 3. аэропорт «Волгоград», 4. аэропорт «Краснодар», 5. аэропорт «Самара», 6. аэропорт «Ростов-на-Дону», 7. аэропорт «Нижний Новгород».

В рамках настоящего иска, истцом заявлены требования о взыскании неустойки за неисполнение обязательств по четырем объектам.
По объекту Иркутск, судом установлено следующее.
Согласно п. 2.2.4. Контракта Генеральный подрядчик (ответчик) должен произвести отгрузку комплекта оборудования до ближайшей от объекта установки оборудования железнодорожной станции в соответствии с разнарядкой Покупателя (истца). Датой отгрузки считается дата, указанная в товарно-транспортной накладной или другом документе, подтверждающем факт отгрузки.
 
Согласно календарному плану работы в аэропорту Иркутск работы по этапу № 1.4. («Доставка оборудования до ближайшей к месту установки железнодорожной станции») стоимостью 850 000 рублей ответчик должен был завершить в мае 2010 года.
25 июня 2009 года в адрес генерального директора ОАО «Азимут» письмом № 48 истцом были направлены отгрузочные реквизиты. Однако оборудование в срок, предусмотренный календарным планом, в адрес истца не поступило, в связи с чем в адрес ответчика была направлена претензия.
Судом установлено, что к сентябрю 2010 года по указанному этапу ОАО «Азимут» выполнило этап 1.2. Календарного плана («Выполнение строительных работ под устанавливаемое оборудование»), что подтверждается Актами о приемке выполненных работ № 1 от 30 августа 2010 года на сумму 1 665 706,88 рублей, № 2 от 30 августа 2010 года на сумму 2 491 279,72 рублей, № 3 от 30 августа 2010 года на сумму 1 410 485, 86 рублей, № 4 от 30 августа 2010 года на сумму 95 637,82 рублей, № 5 от 30 августа 2010 года на сумму 1 578 065, 92 рублей, № 6 от 30 августа 2010 года на сумму 1 354 796, 94 рублей на общую сумму 8 595 973, 14 рублей; Актом завершения строительством работ на сумму 8 595 973, 14 рублей, Актом сдачи-приемки работ от 01.03.2011.
В этой связи довод ответчика о том, что ответчик не осуществил доставку оборудования, поскольку оно доставляется в момент строительной готовности объекта для последующего монтажа и пуско-наладки оборудования, и проведения приемочных испытаний и летных проверок, а строительство объекта не было завершено, не обоснован и не может быть принят судом.
Кроме того, из Контракта усматривается, что доставка оборудования, как самостоятельный этап, не поставлена в зависимость от исполнения этапа «пуско-наладочные испытания» и выполняется после изготовления оборудования и проведения приемо-сдаточных испытаний (этап 1.3.). Истцом в суд представлен Акт сдачи-приемки работ по этапу 1.3. от 21.12.2009, согласно которому работы по этапу 1.3. («Изготовление оборудования. Приемо-сдаточные испытания оборудования на предприятии Изготовителя») завершены 21.12.2009.
В соответствии с п. 3.2. Контракта генеральный подрядчик (ответчик) проводит подготовку специалистов покупателя (истца) по программе обучения на месте установки, в процессе выполнения монтажных и пуско-наладочных работ.
Согласно календарному плану работы в аэропорту Иркутск по этапу № 1.5. («Подготовка специалистов Покупателя») стоимостью 210 000 рублей ответчик должен был завершить в июле 2010 года.
В связи с тем, что ответчиком не была осуществлена доставка оборудования, т.е. не выполнены работы по этапу 1.4., не были выполнены последующие этапы, в том числе, работы по этапу 1.5.
 
В связи с нарушением ответчиком сроков выполнения работ, 04.10.2010 истцом в адрес ответчика было направлено письмо № 1001.1.16-1380, в ответ на которое ответчик гарантийным письмом от 28.01.2011 № 38 обязался поставить оборудование на позицию в мае 2011 года, а гарантийным письмом от 10.02.2011 обязался завершить строительно-монтажные работы до 31 июля 2011 года.
Довод ответчика о том, что ответчик не смог исполнить свои обязательства по контракту в связи с неисполнением истцом п. 2.3.4. Контракта, т.е. не представлением ответчику разрешительной документации на проведение работ, не может быть принят судом во внимание по следующим основаниям.
В ходе судебного разбирательства по делу установлено, что необходимые данные и разрешения для строительства ответчику были предоставлены.
Так, для разработки проектно-сметной документации в адрес ответчика истцом были направлены Уточненные технические условия письмом от 27.03.2008 № 1001.1.16-313.
Письмом от 20.10.2008 исх. № 355-899 ответчик запросил для выполнения расчетов ЭМЕ официальные документы на выделенный частотный канал (DVOR 2000) и частотно-кодовый канал (DME/N 2000). На данный запрос истцом был направлен ответ от 30.10.2008 № 12.11.-266.
На основании письма в адрес мэра г. Иркутска заместителем мэра – председателем комитета по градостроительной политике администрации г. Иркутска был выдан план земельного участка для размещения доплеровского азимутально-дальномерного маяка. После выбора места установки DVOR/DME, было проведено согласование с заинтересованными предприятиями по установке радиомаяков и прокладке линий связи, управления и электроснабжения, о чем ответчик был истцом проинформирован.

По объекту Магадан, судом установлено следующее.
Согласно п. 2.2.4. Контракта Генеральный подрядчик (ответчик) должен произвести отгрузку комплекта оборудования до ближайшей от объекта установки оборудования железнодорожной станции в соответствии с разнарядкой Покупателя (истца). Датой отгрузки считается дата, указанная в товарно-транспортной накладной или другом документе, подтверждающем факт отгрузки.
Согласно календарному плану работы в аэропорту Магадан по этапу № 2.4. («Доставка оборудования до ближайшей к месту установки железнодорожной станции») стоимостью 1 150 000 рублей ответчик должен был завершить в июле 2010 года.
16 марта 2010 года ответчик письмом № 138 известил истца о дате начала выполнения строительно-монтажных работ на объекте – 22.03.2010.
В августе 2010 года работы были приостановлены.
19 января 2011 года письмом № 1-61 истец известил ответчика о готовности к приемке оборудования и подготовке к складированию его на охраняемой территории производственной базы Магаданского центра ОВД. Однако оборудование поставлено не было.
 
В соответствии с п. 3.2. Контракта генеральный подрядчик (ответчик) проводит подготовку специалистов покупателя (истца) по программе обучения на месте установки, в процессе выполнения монтажных и пуско-наладочных работ.
Согласно календарному плану работы в аэропорту Магадан по этапу № 2.5. («Подготовка специалистов Покупателя») стоимостью 210 000 рублей ответчик должен был завершить в сентябре 2010 года.
В связи с тем, что ответчиком не была осуществлена доставка оборудования в сроки, предусмотренные контрактом, т.е. не были выполнены в срок работы по этапу 2.4., не были выполнены последующие этапы, в том числе по этапу 2.5.
Довод ответчика о том, что ответчик не смог исполнить свои обязательства по контракту в связи с неисполнением истцом п. 2.3.4. контракта, т.е. не предоставлением ответчику разрешительной документации на проведение работ, не может быть принят судом во внимание по следующим основаниям.
Необходимые данные и разрешения для строительства истцом ответчику были предоставлены.
Так, письмом № ОКС 2010/5-1 от 04.05.2010 Управляющему проектом ОАО «Азимут» Гапанюку А.О. было предоставлено разрешение на строительство № RU49505000-16 от 30.04.2010 по объекту: «оснащение аэропорта Магадан доплеровским азимутальным и дальномерным маяками DVOR 2000/DME 2000».

По объекту Нижний Новгород, судом установлено следующее.
Согласно п. 2.2.4. Контракта Генеральный подрядчик (ответчик) должен произвести отгрузку комплекта оборудования до ближайшей от объекта установки оборудования железнодорожной станции в соответствии с разнарядкой Покупателя (истца). Датой отгрузки считается дата, указанная в товарно-транспортной накладной или другом документе, подтверждающем факт отгрузки.
Согласно календарному плану работы в аэропорту Нижний Новгород по этапу № 7.4. («Доставка оборудования до ближайшей к месту установки железнодорожной станции») стоимостью 620 000 рублей ответчик должен был завершить в июне 2010 года.
К июлю 2010 года ОАО «Азимут» выполнило этап 7.2. Календарного плана «выполнение строительных работ под устанавливаемое оборудование», что подтверждается Актами о приемке выполненных работ № 1 от 1 июля 2010 года на сумму 1 204 445,08 рублей, № 2 от 1 июля 2010 года на сумму 1 395 248, 95 рублей, № 3 от 1 июля 2010 года на сумму 2 709 739, 07 рублей, № 4 от 1 июля 2010 года на сумму 28 669, 97 рублей, № 5 от 1 июля 2010 года на сумму 805 210, 66 рублей, на общую сумму 6 143 313, 63 рублей; Актом завершения строительством работ на сумму 6 143 313, 63 рублей, Актом сдачи-приемки работ от 14.01.2011.
 
11 ноября 2010 года письмом № 911 ответчик гарантировал отгрузку и начало выполнения пуско-наладочных работ в январе 2011 года.
26 января 2011 года письмом № 40 Генеральный директор ОАО «Азимут» гарантировал поставку оборудования в марте 2011 года. Однако соответствующее оборудование ответчиком поставлено не было.
В связи с изложенным довод ответчика о том, что ответчик не осуществил доставку оборудования, поскольку оно доставляется в момент строительной готовности объекта для последующего монтажа и пуско-наладки оборудования, а объект строительством был не готов, не может быть принят судом во внимание.
В соответствии с п. 3.2. Контракта генеральный подрядчик (ответчик) проводит подготовку специалистов покупателя (истца) по программе обучения на месте установки, в процессе выполнения монтажных и пуско-наладочных работ.

Согласно календарному плану работы в аэропорту Нижний Новгород по этапу № 7.5. («Подготовка специалистов Покупателя») стоимостью 210 000 рублей ответчик должен был завершить в августе 2010 года.
В связи с тем, что ответчиком не была осуществлена доставка оборудования в сроки, предусмотренные контрактом, т.е. не были выполнены в срок работы по этапу 7.4., не были выполнены последующие этапы, в том числе по этапу 7.5.
Довод ответчика о том, что ответчик не смог исполнить свои обязательства по контракту в связи с неисполнением истцом п. 2.3.4. Контракта, т.е. не предоставлением ответчику разрешительной документации на проведение работ, не может быть принят судом во внимание по следующим основаниям.
Необходимые данные и разрешения для строительства истцом ответчику были предоставлены.
Так, представитель ответчика 20.11.2009 подтвердил начало земляных работ на территории аэропорта, поставив свою подпись на «Разрешении на производство земляных работ на территории аэропорта от 16.11.2009».

По объекту Самара, судом установлено следующее.
Согласно п. 2.2.4. Контракта Генеральный подрядчик (ответчик) должен произвести отгрузку комплекта оборудования до ближайшей от объекта установки оборудования железнодорожной станции в соответствии с разнарядкой Покупателя (истца). Датой отгрузки считается дата, указанная в товарно-транспортной накладной или другом документе, подтверждающем факт отгрузки.
Согласно календарному плану работы в аэропорту Самара по этапу № 5.4. «Доставка оборудования до ближайшей к месту установки железнодорожной станции» стоимостью 570 000 рублей ответчик должен был завершить в июле 2010 года.
 
К августу 2010 года ОАО «Азимут» выполнило этап 5.2. Календарного плана («Выполнение строительных работ под устанавливаемое оборудование»), что подтверждается Актами о приемке выполненных работ № 1 от 31 июля 2010 года на сумму 2 812 802, 89 рублей, № 2 от 31 июля 2010 года на сумму 2 805 427, 44 рублей, № 3 от 31 июля 2010 года на сумму 2 971 444, 56 рублей, № 4 от 31 июля 2010 года на сумму 37 408, 37 рублей, № 5 от 31 июля 2010 года на сумму 108 516,13 рублей, № 6 от 31 июля 2010 года на сумму 1 016 033. 14 рублей, № 7 от 31 июля 2010 года на сумму 1 133 833, 09 рублей, на общую сумму 7 611 285, 44 рублей; Актом завершения строительством работ на сумму 7 611 285, 44 рублей, Актом сдачи-приемки работ от 23.09.2010.
Однако оборудование на соответствующий объект ответчиком не поставлено.
В связи с изложенным довод ответчика о том, что ответчик не осуществил доставку оборудования, поскольку оно доставляется в момент строительной готовности объекта для последующего монтажа и пуско-наладки оборудования, а объект строительством был не готов, не может быть принят судом во внимание.
В соответствии с п. 3.2. Контракта генеральный подрядчик (ответчик) проводит подготовку специалистов покупателя (истца) по программе обучения на месте установки, в процессе выполнения монтажных и пуско-наладочных работ.
Согласно календарному плану работы в аэропорту Самара по этапу № 5.5. («Подготовка специалистов Покупателя») стоимостью 210 000 рублей ответчик должен был завершить в сентябре 2010 года.
В связи с тем, что ответчиком не была осуществлена доставка оборудования в сроки, предусмотренные контрактом, т.е. не были выполнены в срок работы по этапу 5.4., не были выполнены последующие этапы, в том числе по этапу 5.5.
Довод ответчика о том, что ответчик не смог исполнить свои обязательства по контракту в связи с неисполнением истцом п. 2.3.4. контракта, т.е. не предоставлением ответчику разрешительной документации на проведение работ, не может быть принят судом во внимание по следующим основаниям.
Размещение объекта и начало выполнения строительных работ было согласовано с правообладателем земельного участка ОАО «Международный аэропорт «Курумоч», с ФГУП «Администрация гражданских аэропортов (аэродромов)», проводящим работы по реконструкции аэродрома Самара (Курумоч), а также с Приволжским межрегиональным управлением Росавиации по ОВД и АКПС, что подтверждается письмом ОАО «Международный аэропорт «Курумоч» № 1133-5477 от 14.12.2009, письмом ФГУП «Администрация гражданских аэропортов (аэродромов)» № 4987 от 23.11.2009, Протоколом заседания комиссии от 29.04.2010 с листом согласования от 05.05.2010г.
Согласно п. 2.3.4. Контракта «Покупатель обязан предоставить Генеральному подрядчику разрешительную документацию на проведение работ, а также по запросу Генерального подрядчика предоставить ему необходимые исходные данные для разработки проектно-сметной документации».
 
Как усматривается из представленных документов, все необходимые исходные данные по спорным объектам по запросу ответчика ему представлялись. Ответчиком не представлено в суд каких-либо доказательств об обращении ответчика с требованием к истцу о передаче ему какой-либо иной разрешительной документации на проведение работ.

Разрешение на строительство объекта DVOR/DME на аэродроме Самара (Курумоч), в аэропорту «Нижний Новгород», в аэропорту «Иркутск» по форме и в соответствии с Градостроительным кодексом РФ не оформлялось и генеральному подрядчику не выдавалось по причине отсутствия такой необходимости, поскольку объекты расположены на охраняемой режимной территории аэропортов, и действие градостроительного регламента на данную территорию не распространяется. Истец пояснил, что в адрес ответчика ни по каким объектам, кроме Магадана, разрешение на строительство по установленной форме не направлялось в связи с тем, что в соответствии с разъяснениями Минрегион России № 34111-ИП/08 от 29.09.2010 проектируемые объекты средств РТОП не требуют капитального строительства, так как оборудование размещается в контейнерах (кунгах), и на указанных объектах отсутствуют признаки, позволяющие относить указанные объекты к объектам недвижимости, а представляют собой движимое имущество, имеющее по техническим требованиям «жесткую» координатную привязку к ИВПП. Согласно п.п. 2 и 3 п. 17 статьи 51 Градостроительного кодекса Российской Федерации выдача разрешения на строительство не требуется в случае строительства объектов, не являющихся объектами капитального строительства и сооружений вспомогательного использования.
Кроме того, ссылка ответчика на ст. 328 ГК РФ необоснованна, т.к. по смыслу названной нормы Кодекса сторона, на которой лежит встречное исполнение обязательства, реализует свое право на приостановление исполнения своего обязательства путем извещения другой стороны о совершении такого действия.
Обязанность извещения стороны о невозможности исполнить обязательство содержится и в Контракте. Так, согласно п. 2.2.10. Контракта генеральный подрядчик обязан «в течение 5 (пяти) рабочих дней известить Государственного заказчика и Покупателя о возникновении обстоятельств, мешающих выполнению или замедляющих ход работ, в случае невозможности получить ожидаемые результаты или в случае нецелесообразности продолжения работы, в случае приостановления или прекращения выполнения работы». В материалах дела отсутствуют доказательства, указывающие на то, что ответчик в связи с непредставлением истцом какой-либо разрешительной документации известил истца о приостановлении исполнения своих обязательств, в связи с чем указанный довод ответчика подлежит отклонению.

Кроме того, суд отмечает, что согласно Справке о выполнении договорных обязательств по оснащению оборудованием DVOR/DME по контракту № ГК-29-10/В № 238/09 от 26.02.2008 по другим объектам Контракта – «Волгоград», «Краснодар» и «Ростов-на-Дону» этапы «Доставка оборудования до ближайшей к месту установки железнодорожной станции» и «Подготовка специалистов Покупателя» завершены, что подтверждается Актами сдачи-приемки работ, при этом разрешения на строительство по указанным объектам в адрес ОАО «Азимут» также не направлялись по указанным выше обстоятельствам, однако это не помешало ОАО «Азимут» доставить оборудование и выполнить работы по другим этапам указанных выше объектов.

На вопрос суда, представитель заявителя пояснил, что истцом предпринимались неоднократные попытки по досудебному урегулированию спора (неоднократные обращения в адрес ответчика), которые не принесли каких-либо результатов, действий по исполнению договорных обязательств в полном объеме в установленные контрактом сроки, ответчиком предпринято не было, в связи с чем истец был вынужден обратиться в суд с настоящим иском.

В соответствии с п.1 ст. 702 ГК РФ, по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.
Согласно ст. 711 ГК РФ заказчик обязан уплатить подрядчику обусловленную цену после окончательной сдачи результатов работ при условии, что работа выполнена надлежащим образом.
Согласно ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом. В соответствии со статьей 310 Гражданского Кодекса Российской Федерации односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются.
При таких обстоятельствах суд установил, что ответчиком не было надлежащим образом исполнено принятое на себя обязательство по выполнению предварительно оплаченных по договору работ.
В соответствии со статьей 330 Гражданского кодекса РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законодательством или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности, в случае просрочки исполнения.
Согласно п. 7.4 Контракта ОАО «Азимут» несет ответственность за качество и своевременность выполнения всех работ, предусмотренных Контрактом.
В случае просрочки исполнения Ответчиком своих обязательств, предусмотренных Контрактом, Истец вправе на основании соответствующей письменной претензии потребовать уплату неустойки. Неустойка начисляется за каждый день просрочки исполнения обязательства, предусмотренного Контрактом, начиная со дня, следующего после дня истечения установленного контрактом срока исполнения обязательства. Размер неустойки устанавливается в размере одной трехсотой действующей на день уплаты неустойки (штрафа, пени) ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от стоимости оборудования и работ по Контракту, исполнение обязательств, в отношении которых просрочено Генеральным подрядчиком.
В этой связи истцом Ответчику была направлена претензия № 10.3.4 – 11844 от 06.12.2010 года, которая удовлетворена в добровольном порядке не была.
В рассматриваемом случае, истцом исчислена неустойка в размере 992 994, 93 рублей.
Расчет суммы неустойки судом проверен и признан обоснованным, однако суд усматривает наличие оснований для применения ст. 333 ГК РФ.
В соответствии со ст. 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.
На основании изложенного, принимая во внимание частичное исполнение ответчиком обязательств по исполнению предварительно оплаченных работ, а также учитывая социальную значимость производимых ответчиком работ, суд находит разумным снизить размер подлежащей уплате суммы договорной неустойки в порядке ст. 333 ГК РФ до 700 000 руб.
Таким образом, суд считает требования истца правомерными и подлежащими удовлетворению, а сумма договорной неустойки, с учетом применения ст. 333 ГК РФ, подлежит принудительному взысканию с ответчика в пользу истца, так как от него не поступили документы в суд, подтверждающие выполнение сложных этапов работ, и так как односторонний отказ от исполнения обязательств противоречит ст. ст. 309, 310 ГК РФ.
Расходы по госпошлине распределяются в соответствии со ст. 110 АПК РФ и относятся на ответчика.
При таких обстоятельствах, на основании ст.ст. 8, 12, 307, 309, 310, 311, 314, 702, 706 ГК РФ и ст.ст. 4, 65, 75, 110, 121, 123, 156, 167-171 АПК РФ, суд
 
РЕШИЛ:
Взыскать с Открытого акционерного общества «Азимут» в пользу Федерального государственного унитарного предприятия «Государственная корпорация по организации воздушного движения в Российской Федерации» 700 000 рублей договорной неустойки, 22.589 рублей 90 копеек расходов по уплате государственной пошлины по иску.
Решение может быть обжаловано в арбитражный суд апелляционной инстанции в течение месяца с момента принятия.
 
Судья: Д.И. Дзюба
 

Как видим, в отчете СБН упоминается маяк VOR/DME, а, согласно решению суда, должен быть DVOR/DME.

VOR and DVOR

Смотрим на картинки и вспоминаем этот абзац.


Кроме того, суд отмечает, что согласно Справке о выполнении договорных обязательств по оснащению оборудованием DVOR/DME по контракту № ГК-29-10/В № 238/09 от 26.02.2008 по другим объектам Контракта – «Волгоград», «Краснодар» и «Ростов-на-Дону» этапы «Доставка оборудования до ближайшей к месту установки железнодорожной станции» и «Подготовка специалистов Покупателя» завершены, что подтверждается Актами сдачи-приемки работ, при этом разрешения на строительство по указанным объектам в адрес ОАО «Азимут» также не направлялись по указанным выше обстоятельствам, однако это не помешало ОАО «Азимут» доставить оборудование и выполнить работы по другим этапам указанных выше объектов.

Чего в тексте не хватает? А вот этого.



выполнение строительных работ под устанавливаемые доплеровские азимутально-дальномерные радиомаяки DVOR/DME;

выполнение работ по монтажу доплеровских азимутально-дальномерных радиомаяков DVOR/DME;

Почему этой информации нет для аэропортов Краснодара, Волгограда и Ростова-на-Дону? А смотрим на картинки. Слева – VOR/DME, а справа – DVOR/DME.

VOR and DVOR

А теперь вспоминаем другой текст.

Как установлено в ходе судебного разбирательства по делу, во исполнение п. 6.2.1 Контракта Истцом в качестве авансового платежа на расчетный счет Ответчика была перечислена сумма в размере 94 499 928 рублей 00 коп. и 8 311 055 рублей 40 коп., что подтверждается платежными поручениями от 05.03.2008г. № 13 и от 24.05.2010г. №1652.

И еще раз смотрим на картинки… Хороший бизнес.

Что вы говорите? Ответчик не мог же совсем ничего не установить?
А спросим у пилотов.



Пилот 1-го класса Андрей Литвинов, выполняющий рейсы в Ростов-на-Дону, в телефонном разговоре рассказал телеканалу «Звезда» о возможных причинах, которые могли спровоцировать авиакатастрофу 19 марта. Одна из них, по словам Литвинова, –  устаревшее оборудование в самом аэропорту. Из-за этого в сложных погодных условиях борт не может зайти на посадку на автомате.
«В Ростове много раз я бывал и летал еще будучи пилотом Як-40 – 25 лет назад. И за 25 лет этот аэропорт нисколько не изменился. По-моему, какой был он, такой и есть. Но, может быть, что-то делается, мелкие какие-то работы. Оборудование старое, аэропорт старый», – поделился летчик.
Он объяснил, что совершить посадку в условиях плохой видимости на автопилоте в такой ситуации было невозможно. 

«В данном случае я склоняюсь к тому, что это ошибка экипажа, конечно. Если самолет, допустим, современный, такой как Boeing и экипаж допущен к посадке в автоматическом режиме, то должен быть еще современный аэродром. Должна быть III категория  ICAO, которая позволяет заходить на посадку и производить посадку в автоматическом режиме.
То есть, если это туман, видимость плохая или низкая облачность,  то командир может принять решение о посадке в режиме «автомат». В Дубае это возможно. А в Ростове – нет. Тут еще нужно учитывать усталость экипажа. Ночной полет – ночью тяжело работать. Реакция уже не та, которая должна быть все-таки», – объяснил Литвинов.

Демонтаж “Ромео…”

DVOR\DME "RND"

Год назад случилось знаменательное событие в истории про авиакатастрофу малайзийского Боинга рейса MH17. В старом ростовском аэропорту был демонтирован доплеровский радиомаяк с позывным RND (ROMEO NOVEMBER DELTA).

Чем он так примечателен? А именно к нему (к его координатам) был направлен (в последние мгновения полета) малайзийский межконтинентальный аэроплан.

А что это такое – доплеровский радиомаяк?


Всенаправленный азимутальный радиомаяк ОВЧ- диапазона DVOR является усовершенствованием радиомаяка VOR и, благодаря использованию эффекта Доплера и антенны с большой базой, может обеспечить значительно более точное определение азимута. DVOR используются, как правило, в районах со сложными географическими условиями.

А оказывается, что в аэропорту Ростова-на-Дону находился не обычный маяк VOR,




Всенаправленный радиомаяк (англ. Very high frequency Omni directional radio Range сокр. VOR). Обеспечивает выдачу информации об азимуте ЛА. Радиомаяк может работать как самостоятельно, так и в составе с дальномером DME, образуя азимутально-дальномерную систему ближней навигации VOR/DME.

а усовершенствованный. Давайте посмотрим – кто и когда изготавливал эту конструкцию.

скан сайта НЗМК

Что вы говорите? На сайте написано, что дело происходило в 2009 году, а фотографии от 4-го марта 2010 года, и где конечный результат?

А что-то видимо пошло не так. Давайте посмотрим в отчете нидерландского совета по безопасности, что там в итоге получилось в ростовском аэропорту. Они точно должны знать…

В отчете - VOR

И действительно – международные специалисты подтверждают, что не получилось у производственно-строительной компании “Новинский завод металлоконструкций” забацать маяк DVOR\DME.

Может закралась ошибка в такой серьезный документ? Да нет, вот и летчики подтверждают, что не было никакого DVORа в Ростове.

Форумавиа - VOR

Осталось только заглянуть в АИП.


Сборник Аэронавигационной Информации — (аббревиатура AIP (от англ. Aeronautical Information Publication)) — используется пилотами и органами управления воздушным движением (УВД, ОрВД) для осуществления безопасного полёта во всем мире, а также требованиям по организации воздушного движения, таможенному, пограничному и санитарному контролю и административных правил каждого аэропорта и районного центра.[1]

Вот документ от 26 апреля 2016 года.

АИП от 26 апреля 2016

Перейдем на седьмую страницу.

АИП от 26 апреля 2016 - 7-я стр.

Да, не могли в марте 2018 года демонтировать в старом ростовском аэропорту доплеровский радиомаяк с позывным RND…

А когда я начал “выносить мозг” летунам на авиафоруме? Сейчас посмотрим.

Дата публикации на авиафоруме

Теперь понятно. Нужно смотреть АИПы после 2016-го… Вот у меня есть от 29 марта 2018 года.

АИП от 29 марта 2018 года.

Всё четко. Какие замечательные документы в Росавиации… И сколько сразу появилось в них доплеровских маяков…

Интересно, на какую сумму можно теперь пополнить бюджет страны? Про малайзийский Боинг просто молчу…